Иммунитет и профессионализм

Адвокат адвокатского бюро «Адвокат Про» Курбан Магомедов прокомментировал принятое Конституционным судом РФ (КС РФ) Определение от 06.06.2016 №1232-О о соотношении свидетельского иммунитета адвокатов и представителей в судах, не являющихся адвокатом.

Данным определением КС РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Д. А. Плетнева на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В 2014 году он был осужден за фальсификацию документов, предъявленных в качестве доказательств по гражданскому делу. При этом, Д. А. Плетнев сообщил, что сфальсифицированные доказательства предоставил ему его представитель, не обладающий статусом адвоката.

В Определении КС РФ в частности говорится, что «согласно ч.3 ст.17 Конституции РФ, реализация права лица на получение юридической помощи не должна нарушать право представителя этого лица на судебную защиту от подозрений и обвинений в совершении преступления». А также, что «на отношения по гражданскому делу между не являющимся адвокатом представителем и его доверителем не могут распространяться гарантии конфиденциальности юридической помощи в большем объеме, чем установленные законом для защиты адвокатской тайны».

Однако один из судей КС РФ — Александр Кокотов опубликовал особое мнение, в котором заявил, что КС «уклонился от обстоятельного ответа на вопрос». А.Н. Кокотов считает, что КС РФ не дал ответа в связи с тем, что в ст.56 УПК РФ закреплен перечень лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, в который не включены не являющиеся адвокатами представители по гражданским делам. Это влечет отсутствие у названных лиц свидетельского иммунитета. Избранное судом толкование может восприниматься как свидетельствование доверителя против себя помимо своей воли через представителя или адвоката, что, по мнению А.Н. Кокотова, недопустимо. Также судья отметил, что границы «зонтика» конфиденциальности определяются законодателем по-разному.

В юридическом сообществе мнения также разошлись. Одни считают, что позиция КС РФ и мнение судьи Кокотова А.Н. выявляют разногласия относительно содержания понятия адвокатской тайны, а другие считают решение КС РФ обоснованным.

В то же время, в дискуссии, развернувшейся после вынесения определения, поднимаются достаточно важные вопросы адвокатской деятельности, в частности, об адвокатской тайне, о практике применения режима конфиденциальности к адвокатским производствам.

Партнер адвокатского бюро «Адвокат ПРО» Курбан Магомедов считает, что мнение судьи в очередной раз поднимает вопрос – где начинается и где заканчивается адвокатская тайна? Такого рода определения КС РФ подрывают доверие граждан к институту адвокатуры в целом, который, по мнению судьи Кокотова А.Н., становится «придатком» правоохранительных органов.

«Если учесть подписанный Президентом РФ так называемый «Пакет Яровой», в том числе вводящий в УК РФ новый вид преступления — «недоносительство», который как пережиток тоталитарного прошлого был исключен из уголовного закона в 1996 году, то принцип состязательности, являющийся одним из краеугольных в процессуальном законодательстве, ставится под большое сомнение», — подчеркивает Курбан Магомедов.