Не самая «тихая гавань»
2020/12/24
Антон Воробьев
Практика защиты репутации
Не самая «тихая гавань»

Принят закон об установлении административной ответственности за несвоевременное удаление информации из Интернета.

Депутаты Государственной Думы приняли в третьем чтении Закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Главная новелла – КоАП РФ дополнен статьей 13.41, которая устанавливает административную ответственность за несвоевременное удаление информации из сети «Интернет» по требованию Роскомнадзора. Осуществление контроля также возложено на Роскомнадзор.

Закон предусматривает наложение административного штрафа на граждан в размере от 50 до 100 тыс. руб., на должностных лиц – от 200 до 400 тыс. руб., на организации – от 800 тыс. до 4 млн рублей.

За повторное нарушение размеры штрафов для граждан увеличатся до 500 тыс. руб., для должностных лиц – до 1 млн руб., для организаций – от 8 млн руб.

В случае одобрения Закона Советом Федерации он вступит в силу по истечении 10 дней со дня его подписания Президентом.

Кому нести ответственность?

Ранее административная ответственность устанавливалась только для операторов связи (интернет-провайдеров), которые не блокировали для своих абонентов конкретные сайты, но их деятельность лицензируема, а значит контролирующий орган может однозначно установить привлекаемое к ответственности лицо.

С новым составом правонарушения ситуация иная – виновное, по мнению регулятора, лицо не всегда может иметь хоть какое-то отношение к контенту в Сети.

По новой статье к ответственности могут быть привлечены не только владельцы сайтов и веб-страниц, провайдеры хостинга, но и «иные лица, обеспечивающие размещение в сети «Интернет» информационного ресурса» с противоправным контентом.

По Закону «Об информации…» установление таких «иных лиц» – обязанность Роскомнадзора. Но в отсутствие какой-либо государственной регистрации или лицензирования регулятор использует общедоступные сервисы, аналогичные системе WHOIS. В них содержатся сведения о сетевых адресах (IP) сайтов и владельцах таких адресов. Именно им Роскомнадзор, как правило, направляет свои требования.

Но эти базы данных не всегда точны. В результате требование может быть направлено компаниям, занимающимся защитой от Ddos-атак, или собственникам серверов, которые физически сдаются клиентам в аренду, т.е. серверы находятся у арендаторов, а провайдер хостинга не может удаленно контролировать их использование.

Если блокировка самого ресурса сказывалась на деятельности этих лиц незначительно, то угроза административного штрафа создает для них уже существенные имущественные риски.

Анонимность остается

В свою очередь, установление штрафов вряд ли скажется на деятельности анонимных ресурсов. Большая часть запрещенного контента тиражируется именно таким способом, а за сам факт его распространения во многих случаях установлена не только административная, но и уголовная ответственности (детская порнография, возбуждение ненависти и вражды). Но случаи привлечения их авторов к ответственности стремятся к нулю.

Неизвестность владельцев многих сайтов была одним из двух принципов, из которых исходил и российский, и зарубежный законодатель при введении механизмов удаления материалов из сети «Интернет».

Вероятно, что ответственность за действия анонимных пользователей будет переложена именно на владельцев наиболее крупных сайтов, где распространяется запрещенный контент. И если к деятельности российских площадок претензии обычно возникают, в основном, у правообладателей (примечательно, что «пиратский контент» выведен из-под действия нового закона), то отношения с зарубежными игроками складываются у регулятора иным образом.

Иностранный элемент

Зачастую конфликты между Роскомнадзором и иностранными площадками, например Facebook, Twitter, Google и Youtube (также контролируемый компанией Google LLC) возникают из-за того, что площадки ориентируются на собственные политики или законодательство стран, в которых зарегистрированы, и требуют от Роскомнадзора не только его собственного уведомления, но и предоставления судебного решения.

Но судебные решения должны быть далеко не всегда. С 2012 года законодатель наполнил Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» более чем 20-ю видами информации, подлежащими удалению и блокировки. И лишь в 4 случаях из них требуется наличие судебного акта (запрещенная судом информация, «пиратский контент», нарушение закона владельцами коммуникационных сервисов и незаконная обработка персональных данных).

В итоге работа контрольного органа сводилась к затяжным переговорам с юридическими и GR-департаментами крупных площадок, что не вполне соответствует властному характеру его деятельности.

Правда, сложно предположить, повлияют ли новые штрафы (до 20% от суммарной выручки компании) на подходы зарубежных участников интернет-рынка.

Например, Twitter Inc. и Facebook inc. дважды привлекались к административной ответственности в связи с отказом локализовать персональные данные пользователей в России, а для Google LLC. дважды назначался штраф за неудаление ссылок на запрещенный контент из поисковой выдачи. Однако изменений в их политике по отношению к требованиям Роскомнадзора пока не видно.

Уязвимые места

И российский, и зарубежный законодатель при введении механизмов удаления материалов из Сети, исходил из двух постулатов: неизвестности владельцев многих ресурсов и авторов материалов, а также принципа «тихой гавани».

Последний – снимает имущественную ответственность с так называемых «информационных посредников», которые сами не размещают спорный контент, но способствуют его размещению другими лицами. В России к ним относятся операторы связи, провайдеры хостинга и владельцы сайтов, где пользователи могут публиковать информацию, например владельцы социальных сетей и форумов. Хотя этот принцип возник в авторском праве, к нему часто апеллируют и регулятор, и владельцы сайтов в других ситуациях – например, в спорах о защите репутации, изображений или персональных данных.

В этих условиях контролирующему органу не требовалось соблюдать условия, необходимые обычно для привлечения административной ответственности или выдачи предписаний: в направляемых уведомлениях указывались лишь электронные адреса, а описание информации, подлежащей удалению, могло даваться нечетко.

У заинтересованного лица даже после блокировки сайта было достаточно времени на переписку и выяснение деталей, чтобы удалить сведения и возобновить доступ к ресурсу.

Неопределенность требований со стороны Роскомнадзора уже становилась основанием для присуждения владельцам сайтов компенсаций со стороны ЕСПЧ.

И если раньше практика обжалования требований Роскомнадзором была ничтожно мала, то угроза имущественной ответственности может привести к увеличению числа административных жалоб и в части блокировок как таковых, и в рамках оспаривания привлечения к административной ответственности.

Стоит ожидать, что возможность возбуждения административных производств, потребует от должностных лиц Роскомнадзора выяснения и фиксации дополнительных сведений, чтобы избежать обжалования вынесенных ими постановлений об административных правонарушениях.



Другие материалы