Правовая защита
Защита полковника Захарченко планирует добиться его оправдания

Валерий Волох

Адвокат, руководитель Уголовной практики


15 октября в СМИ появилась информация о том, что защита полковника Дмитрия Захарченко планирует добиться его оправдания. Адвокаты полагают, что доказательствами преступлений, инкриминируемых их доверителю, стали только слова, фактически не подтвержденные иными доказательствами.

Несмотря на то, что полковник Захарченко политическим деятелем не являлся, уголовное дело в отношении него несомненно следует считать политическим вопросом. К этому располагает широчайший общественный резонанс, сложившийся вокруг этого дела.

Важной задачей, стоящей перед российской правоохранительной системой сегодня, является формирование общественного мнения о том, что государство неукоснительно борется с коррупцией, реагируя на каждое коррупционное преступление жёстким, но справедливым наказанием. Дело Захарченко в этом смысле не исключение. Ведь важно не только покарать преступника за его антисоциальную деятельность, но и достичь цели общей превенции уголовного наказания, которая заложена в ст. 43 УК РФ. Предупреждение совершения новых коррупционных преступлений другими гражданами не может быть достигнуто, если игнорировать очевидную преступную деятельность лиц, к которым приковано внимание СМИ.

Другой проблемный вопрос, на который следует обратить внимание при изучении новостей о деле Захарченко – это общая тенденция по снижению стандартов доказывания по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности. Ужесточение уголовной политики по коррупционной преступности нашло своё отражение не только в увеличении сроков и размеров наказаний, но и в особенностях судебного разбирательства. Практика показывает, что в последние годы требования судов к достаточности доказательств виновности лиц, обвиняемых в получении или в даче взятки, существенно снизились. Если в начале 2000-х годов для вынесения полноценного обвинительного приговора требовалось получить обширную доказательственную базу обвинения, в наши дни суды не прислушиваются к доводам защитников о недоказанности обвинения и выносят обвинительные приговоры на основании одних лишь свидетельских показаний. Такая практика не очень хорошо сочетается с принципом презумпции невиновности, предписывающим толковать в пользу обвиняемого все неустранимые сомнения.

Кроме того, широкое распространение получили так называемые приговоры за взятку «без предмета». В таких уголовных делах следствие устанавливает факт получения взятки должностным лицом, но в силу определённых причин не изымает и не определяет конкретное имущество, которое послужило предметом взятки. Информация о предмете взятки относится к событию преступления и, согласно п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, является обстоятельством, подлежащим доказыванию при производстве по уголовному делу. Строго говоря, приговаривать за получение взятки без установления предмета взятки не позволяет закон, однако в данном случае практика идёт по другому пути.

Также интересным моментом можно назвать то, что полковник Захарченко был приговорён за «оказание общего покровительства по службе» Мехди Дуссу. Данная категория является размытой, и не всегда легко найти границы и критерии общего покровительства. В связи с этим на практике также встречаются спорные ситуации.

В целом, несмотря на все проблемные правовые вопросы, можно прогнозировать оставление в силе приговора Пресненского районного суда г. Москвы – в том числе и по политическим мотивам.



Другие материалы